3

Шри Чайтанья Махапрабху

Чайтанья Махапрабху родился в Майяпуре, городе Надии, сразу после захода солнца вечером 23 числа месяца Пхалгуна 1407 года по календарю Шакабда, что соответствует 18 февраля 1486 года от рождества Христова. В момент его рождения было лунное затмение, и жители Надии, как всегда в таких случаях, совершали омовение в реке Бхагиратхи, оглашая воздух громкими восклицаниями "Харибол!" Его отец, Джаганнатха Мишра, бедный брахман из ведического сословия и его мать, Шачи-деви, образец добродетельной женщины, оба происходили из брахманского рода, обитавшего в округе Силхет. Махапрабху был очень красивым ребенком, и женщины со всего города приходили с подарками посмотреть на него. Отец его матери, Пандит Ниламабара Чакраварти, прославленный астролог, предсказал, что ребенок в свое время станет великим человеком, и поэтому он дал ему имя Вишвамбхара. Женщины, жившие по соседству, прозвали Его Гаурахари из-за золотистого цвета его кожи, а его мать называла его Нимай, в честь дерева нимба, около которого он родился. Мальчик был так красив, что люди не могли на него насмотреться. Подросши, он превратился в своевольного и резвого ребенка. Когда ему минуло пять лет, он был принят в патхашалу, где за очень короткое время освоил бенгали.

Большинство его биографов-современников упоминают одни и те же случаи из его жизни, которые, в сущности, являются первыми из его чудес. Говорят, что когда он был еще грудным младенцем, он, не переставая, плакал, но стоило ему услышать, как соседские женщины кричат: "Харибол!", он сразу замолкал. Поэтому в доме его родителей постоянно были слышны возгласы "Харибол", предвещавшие будущую миссию нашего героя. Еще говорят, что однажды его мать дала ему конфет, а он вместо того, чтобы есть их, принялся есть глину. Его мать спросила у него, почему он это делает, и он в ответ стал говорить, что конфеты это не что иное, как глина в ином состоянии, поэтому с таким же успехом можно есть и глину. Но его мать, которая тоже была женой пандита, объяснила ему, что каждая вещь в определенном состоянии применяется определенным образом. Земля в виде кувшина может быть использована как сосуд для воды, что невозможно, когда земля находится в виде кирпича. Поэтому глина в форме конфет съедобна, а в других своих формах - нет. Это убедило мальчика, он признал, что глупо есть землю и согласился избегать этой ошибки в будущем. Рассказывают еще об одном чуде. Говорят, что брахман-паломник остановился в его доме. Он приготовил пищу и стал читать молитву, медитируя на Кришну. В этот момент пришел мальчуган и съел приготовленный рис. Брахмана очень удивил поступок мальчика, и по просьбе Джаганнатхи Мишры он приготовил рис вновь. И вновь мальчик съел рис, когда брахман предлагал его во время медитации. Брахмана уговорили приготовить пищу в третий раз. Тем временем все обитатели дома заснули, а мальчик предстал перед паломником в облике Кришны и благословил его. Увидев объект своего поклонения, брахман погрузился в экстаз.

Еще говорили, что двое воров похитили мальчика из родительского дома, намереваясь украсть его драгоценности. По дороге они кормили мальчика сладостями. Мальчуган пустил в ход свою иллюзорную энергию и обманным путем привел воров обратно к дверям своего дома. Воры, испугавшись, что их уличат, оставили мальчика и убежали. Рассказывают еще об одном чуде мальчика, когда тот потребовал и получил от Хираньи и Джагадиши, все пожертвования, собранные ими для поклонения Кришне в день экадаши . Когда ему было всего четыре года, он уселся на выброшенные кухонные горшки, которые его мать считала оскверненными. Он объяснил своей матери, что глиняные горшки, выброшенные после того, как в них закончили готовить пищу, не могут быть ни оскверненными, ни чистыми. Все эти случаи произошли с ним в самом раннем возрасте, до того, как ему исполнилось пять лет.

На восьмом году он был принят в толу Гангадаса Пандита в Ганганагаре неподалеку от селения Майяпур. За два года он хорошо освоил грамматику санскрита и риторику. В дальнейшем он продолжал заниматься сам у себя дома, где он обнаружил все самые важные книги, принадлежавшие его отцу, который сам был пандитом . По всей вероятности, он самостоятельно изучил смрити , а также ньяю, состязаясь со своими друзьями, которые в это время изучали их под руководством прославленного Пандита Рагхунатха Широмани.

Итак, к тому времени, когда ему исполнилось десять лет, он стал уже большим знатоком грамматики, риторики, смрити и ньяи. Именно тогда его старший брат Вишварупа покинул дом и принял ашрам (статус) санньяси (аскета). Чайтанья, хотя он и был тогда еще совсем маленьким мальчиком, утешил своих родителей, сказав им, что будет им служить, имея ввиду доставить этим удовольствие Богу. Вскоре после этого его отец покинул этот мир. Его мать глубоко переживала это, а Махапрабху со своим всегда довольным видом утешал свою овдовевшую мать.

В возрасте 14 или 15 лет Махапрабху женился на Лакшмидеви, дочери Валлабхачарьи тоже родом из Надии. К этому времени он считался уже одним из лучших ученых Надии, признанной столицы философии ньяи и санскритской премудрости. Даже найяики, не говоря уже о смарта пандитах, боялись вступать с ним в грамматические диспуты. Будучи женатым человеком, он отправился в Восточную Бенгалию на берега Падмы, чтобы разбогатеть. Там он продемонстрировал свою ученость и получил порядочную сумму денег. В тот период он еще проповедовал вишнуизм время от времени. Обучив Тапанамишру принципам вишнуизма, он велел ему отправиться в Бенарес и поселиться там. Во время его пребывания в Восточной Бенгалии его жена Лакшмидеви покинула этот мир от последствий змеиного укуса. Возвратившись домой, он застал свою мать погруженной в скорбь. Он утешил ее словами о непостоянстве человеческой жизни. По ее просьбе он женился на Вишнуприе, дочери Раджа Пандита Санатана Мишры. Его друзья присоединились к нему по его возвращения из правасы или временного отъезда из дома. Теперь он стал так знаменит, что был признан лучшим пандитом Надии. Кешава Мишра из Кашмира, который называл себя Великим Дигвиджаи прибыл в Надию с намерением принять участие в диспутах со здешними пандитами. Испугавшись так называемого непобедимого пандита, профессора толы из Надии покинули свой город под предлогом того, что получили какое-то приглашение. Кешава встретил Махапрабху у Барокона-гхата в Майяпуре, и после очень непродолжительного диспута юноша одержал над нам полную победу. От стыда пандиту пришлось скрыться. Отныне Нимай Пандит стал самым большим пандитом своего времени.

Ему было лет 16-17, когда он вместе с толпой своих учеников отправился в путешествие в Гаю и там принял духовную инициацию от Ишвары Пури, санньяси-вайшнава, ученика прославленного Мадхавендры Пури. По возвращении в Надию Нимай Пандит превратился в религиозного проповедника, и его религиозная натура проявилась так ярко, что Адвайта Прабху, Шриваса и другие, принявшие веру вайшнавов еще до рождения Чайтаньи, были поражены переменой, произошедшей в молодом человеке. Это был уже не готовый в любую минуту вступить в состязание найяик, не заядлый спорщик смарта и не язвительный ритор. Он впадал в транс от имени Кришны и под воздействием своих религиозных чувств вел себя как вдохновенный человек. Мурари Гупта, видевший все это собственными глазами, описал, как он проявлял свои божественные силы в доме Шриваса Пандита в присутствии сотен своих последователей, которые в большинстве своем состояли из образованных пандитов. Именно в это время он совместно со Шривасой Пандитом и его искренними последователями открыл вечернюю школу киртаны . Там он проповедовал, пел, танцевал и там же он проявлял различные религиозные чувства. В это время к нему присоединился Нитьянанда Прабху, который проповедовал вишнуизм и к этому времени завершил свое путешествие по всей Индии. Фактически, искренние в своем сердце пандиты -проповедники вишнуизма из разных частей Бенгалии приходили и присоединялись к нему во множестве, так что Надия стала постоянным местопребыванием множества вайшнава-ачарйев, миссия которых заключается в том, чтобы одухотворить человечество возвышенным воздействием веры вишнуизма.

Первое распоряжение, которое он отдал Нитьянанде Прабху и Харидасу, было таково: "Идите, друзья, идите по улицам города, знакомьтесь со всяким у дверей его дома и просите его петь имя Хари и вести святую жизнь, а потом приходите ко мне и каждый вечер сообщайте о результатах своей проповеди". Вооруженные этим приказом, два проповедника пошли в город и встретили Джагая и Мадхая, двух самых отвратительных типов. Они стали оскорблять проповедников, услышав приказ, данный им, но вскоре они под влиянием бхакти (преданности), внушенной Господом, были обращены в вайшнавов . Это привело в изумление все население Надии. Они говорили между собой: "Нимай Пандит не просто величайший гений; он, безусловно, посланник Всемогущего Господа". Начиная с этого времени и вплоть до двадцати трехлетнего возраста Махапрабху проповедовал свои принципы не только в Надии, но и во всех важнейших городках и деревнях в окрестностях этого города. В домах своих последователей он являл чудеса, учил эзотерическим принципам бхакти и пел свои санкиртаны вместе с другими бхактами . Его последователи из Надии стали петь святое имя Хари на улицах и базарах города. Это произвело сенсацию и в разных домах возбудило различные чувства. Бхакты были чрезвычайно довольны этим, а смарта-брахманы стали завидовать успеху Нимай Пандита и пожаловались на него Чханд кази, обвинив его в том, что его деятельность противоречит догмам индуизма. Кази пришел в дом Шриваса Пандита, разбил там мридангу (барабан кхола ) и заявил, что если Нимай Пандит не прекратит поднимать шум вокруг своей сомнительной религии, ему придется обратить его и его последователей в мусульманство. Это сообщили Махапрабху. Тогда он приказал жителям города собраться этим вечером с факелами в руках. Они сделали это, и Нимай возглавил шествие своей санкиртаны, разделенной на 14 групп. Придя к дому кази, он вступил с ним в долгую беседу, в конце которой он, дотронувшись до тела кази, непосредственно воздействовал на его сердце. Кази заплакал и признался, что он пережил глубокое духовное потрясение, которое устранило все его сомнения и пробудило в нем религиозное чувство, приведшее его в состояние необычайного экстаза. Кази присоединился к санкиртане . Весь мир был удивлен духовному могуществу Великого Господа, и многие сотни еретиков были обращены и перешли на сторону Вишвамбхары после этого происшествия.

После этого случая несколько завистливых и низкодушных брахманов из Кулии стали искать ссоры с Махапрабху и организовали ему оппозицию. По своей природе Нимай Пандит был мягкосердечен, хотя и очень строг в своих принципах. Он объявил, что дух партийности и сектантство - два великих врага прогресса, и до тех пор пока он будет продолжать оставаться обитателем Надии, принадлежащим к определенному роду, его миссия не будет полностью успешной. Тогда он решил стать гражданином мира, оборвав всякие связи со своей семьей, кастой и вероисповеданием, и с этим решением на двадцать четвертом году жизни в Катве от Кешава Бхарати, жившего в этом городе, принял сан санньяси . Его мать и жена горько плакали от разлуки с ним, но наш герой, хотя и был мягкосердечен, был очень строг в своих принципах. Он оставил маленький мирок своего дома ради безграничного духовного мира Кришны со всеми людьми.

После принятия санньясы его попросили посетить дом Адвайты Прабху в Шантипуре. Адвайта устроил так, чтобы туда же пришли все друзья и почитатели Чайтаньи из Надии и привели с собой Шачидеви увидеться с сыном. Ее сердце наполнилось одновременно блаженством и болью, когда она увидела своего сына в одеянии санньяси . На Кришне Чайтанье, как это полагалось санньяси, была только каупина и бахирваса (верхнее покрывало). На его голове не было волос, а в руках была данда (посох) и камандалу (сосуд для воды, которым пользуются отшельники). Святой сын пал в ноги своей любимой матери и произнес: "Мама! Это тело принадлежит тебе, и я должен повиноваться твоим приказам. Позволь мне отправиться во Вриндаван для моего духовного совершенствования". Его мать, посоветовавшись с Адвайтой и другими, попросила своего сына обосноваться в Пури (городе Джаганнатха), так чтобы она и впредь могла получать сведения о нем. Махапрабху согласился с этим предложением и через несколько дней покинул Шантипур и отправился в Ориссу. Путешествие Кришны Чайтаньи (это имя он получил, став санньяси ) из Шантипура в Пури описано его биографами в мельчайших подробностях. Он шел вдоль берега Бхагиратхи, пока не добрался до Чхатрабхоги, находящейся теперь в Тхана Матхурапура, Алмазная Гавань, 24 Паргана. Там он нанял лодку и добрался на ней до Праяга-гхата в округе Миднапур. Затем он проследовал через Баласор и Куттак в Пури, осмотрев по пути храм в Бхуванешваре.


Этот очерк впервые появился в виде небольшой работы Шрилы Бхактивиноды Тхакура, озаглавленной: "Шри Чайтанья Махапрабху: Его жизнь и наставления" (20 августа 1896 года).

Обсуждения

Комментариев пока нет, Вы можете стать первым!
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Введите два слова, показанных на изображении: *
Добавить комментарий